Ответы анестезиолога на вопросы

Содержание

6 мифов о наркозе. Записки анестезиолога – cardio.today – Информационный проект о сердце и сосудах

Ответы анестезиолога на вопросы

Вскоре после наступления 1 января уместно развить «наркозную» тему. Кое у кого в новогодние праздники сознание практически выключается и без вмешательства врача, поэтому записки анестезиолога Натальи Ребко, автора cardio.today, придутся кстати.

…Слово «наркоз» всегда вызывает у людей, далеких от медицины, то ли сомнения, то ли подозрения. Чаще всего представления об анестезиологах и анестезии далеки от реальности. Закрывая глаза, люди боятся либо проснуться в разгар хирургических манипуляций, либо не проснуться вовсе. Еще страшатся нарушений памяти, развития наркотической зависимости от препаратов.

Что еще хуже, нелепые предположения больных подкрепляются искаженной или совсем неверной информацией из интернета, и они еще крепче укореняются в сознании после прочтения животрепещущих «историй из жизни». Так рождаются мифы.

Миф 1 об анестезиологе

В представлении большинства анестезиолог — это некий медик-лаборант, чья задача – усыпить, затем пробудить пациента.

На деле задача врача-анестезиолога – 1) правильно рассчитать дозы препаратов, 2) проконтролировать общее состояние пациента не только во время операции, но и в ближайший послеоперационный период.

Анестезиолог за работой. Фото с сайта cloudfront.net

Найти баланс между первым и вторым – своего рода искусство. Поэтому от грамотного анестезиолога требуется понимание сути и наркоза, и самой проводимой операции. Своими действиями он обеспечивает как безопасность пациента, так и комфортное операционное поле хирургу.

В самом деле единственное, что должен помнить пациент при общей анестезии, – моменты засыпания (и то не всегда) и пробуждения. То, что происходило во время операции и в ближайший послеоперационный период, в идеале пациент не помнит. Такая потеря памяти (ретроградная амнезия) – один из критериев гладкого наркоза.

Миф 2 об «общем наркозе»

Сочетание «общий наркоз» само по себе неверно. Слово narcao имеет греческое происхождение и означает «одурманивание, засыпание». Понятно, что засыпание не может быть общим или местным. Поэтому общей или местной бывает только анестезия (выключение чувствительности). Наркоз – это и есть общая анестезия.

Миф 3. Какая анестезия лучше, а какая хуже

Противопоставлять общую анестезию местной – неграмотный подход. Для каждой операции существуют свои приоритеты выбора обезболивания.

С точки зрения угрозы для жизни пациента, общая анестезия, безусловно, более опасна

В США проводилось исследование, связанное с изучением смертности в стационаре в результате осложнений анестезии. Общее количество смертей, связанных с анестезией, за 6-летний период (1999-2005) – 8 случаев на 1 млн выписанных пациентов. Примерно половина из этих смертей – из-за передозировки препаратов. Это еще более ясная иллюстрация роли анестезиолога.

Что еще важно подчеркнуть после упоминания результатов последних исследований?

Современные тенденции в анестезиологии в последнее время движутся в сторону предпочтения местной анестезии.

Эпидуральная анестезия. Фото с сайта wexxo.ruСм.

также: Коронарография глазами анестезиолога

Например, при операциях на нижней половине живота, ногах, половых органах, в том числе во время родов, правильнее использовать регионарную анестезию: спинальную (блокада спинного мозга) или эпидуральную (блокада конечных участков нервов).

Анестетик вводится в область корешков спинномозговых нервов, и на время происходит выключение чувствительности и двигательной активности нижней половины тела. Пациент в сознании, а это имеет свои и плюсы, и минусы.

Минус обычно в том, что человек присутствует на собственной операции, а не каждый способен выдержать звуки инструментов, спокойно перенести вид своей же крови. Предвидя такое развитие событий, анестезиолог прибегает к комбинации веществ: в вену вводится вещество с седативным (успокаивающим) действием.

Опасность потерять человека при регионарной (местной) анестезии существует только из-за развития анафилактического шока при индивидуальной непереносимости препарата. Однако надо понимать, что на этот случай в любой операционной есть укладка со всем необходимым для экстренной помощи.

Миф 4 о развитии зависимости от наркотических препаратов

Один из основных эффектов наркоза – анальгезия (обезболивание). Подумайте, сможет ли анестезиолог обезболить без наркотиков при высокотравматичных вмешательствах, например, при разрезе брюшной полости или грудной клетки? Очевидно, что нет. Есть ли опасность? Тоже нет. Благодаря правильному подбору нужной концентрации, кратности введения, дозы лекарства зависимость развиться не может.

Миф 5 о проблемах с памятью и мышлением

Бытует мнение, что умственная работоспособность после общей анестезии ухудшается.

Существует даже такое понятие, как послеоперационная когнитивная дисфункция, то есть, снижение умственных возможностей организма на 20 % по сравнению с тем, что было до операции.

Однако обусловлено это, скорее всего, операционным стрессом, а не наркозом. И развивается чаще у пожилых пациентов, так как сосудистое обеспечение головного мозга у них хуже.

У таких больных когнитивную дисфункцию, то есть нарушение умственной деятельности, можно предотвратить.

Во время операции анестезиологи используют менее токсичные препараты в меньших дозах. А в послеоперационном периоде рекомендован прием препаратов, улучшающих кровоснабжение в головном мозге, активизирующих обменные процессы в нервных клетках.

Миф 6 о пробуждении во время операции

В нашумевшем фильме «Наркоз» главный герой во время операции чувствовал боль, но открыть глаза и проснуться все-таки не смог. Причем в реальности такая ситуация возможна, но только если анестезиолог неправильно рассчитает дозы препаратов для общей анестезии.

Картинка, конечно, нарисована ужасная, но есть одно крайне важное «но»: в современной медицине врачи вовремя заподозрят неладное!

Кадр из фильма «Наркоз». Фото с сайта static.cinemagia.ro

Сначала давайте разберемся. Теоретически, если неправильно подобрать дозу вводимых лекарств, пациент на столе может почувствовать боль и из-за мышечного паралича не сможет подать сигнал. Почему? Потому что основные компоненты наркоза – это не только выключение сознания, обезболивание, но и миорелаксация (расслабление мышц).

Однако современный мониторинг (то есть наблюдение за частотой пульса, давлением, насыщением крови кислородом) позволяет вовремя заподозрить неладное и ввести «недостаток» лекарства.

Конечно, в исключительных случаях существует индивидуальная непереносимость препаратов, но встречается она не более чем в 0,2 % случаев.

Положа руку на сердце, можно сказать, что и сами анестезиологи иногда боятся наркоза. Особенно у исходно «тяжелых» пациентов, то есть со множеством сопутствующих заболеваний, возрастных. Ведь механизм анестезии до сих пор до конца не исследован. Существует множество теорий, одна из последних объясняет наркоз как торможение нервной системы в результате действия анестетика.

Cardio.today желает своим читателям вовремя распознать тревожные сигналы тела: лучше своевременно заняться профилактикой, нежели довести дело до операции!

Но если уж такое случилось, что вы или кто-то из ваших близких попал на операционный стол, вы должны быть уверены: в благополучном исходе заинтересован не только пациент, но и вся операционная бригада. Поэтому главное – доверьтесь докторам.

Главное фото статьи с сайта kristinprentissott.com

Источник: https://cardio.today/self-control/legends/anaesthesia/

Пациенты гибли под наркозом. Но инженер предотвратил врачебные ошибки с помощью методов авиации

Ответы анестезиолога на вопросы

Еще 10 лет назад пациенты умирали под общим наркозом, потому что был неправильно подключен дыхательный аппарат или же трубка оказывалась в пищеводе вместо трахеи. Сейчас такие случаи неизвестны. Как спасти тысячи жизней, изучая врачебные ошибки, рассказывает хирург Атул Гаванде в книге «Тяжелый случай», которая вышла в издательстве «Альпина Нон-фикшн».

В центре эмблемы Американского общества анестезиологов одно слово: «Бдительность». Когда вы погружаете пациента в сон при общей анестезии, то получаете почти полный контроль над его телом.

Тело парализовано, головной мозг в бессознательном состоянии, аппараты контролируют дыхание, сердцебиение, кровяное давление — все жизненные функции. Из-за сложности оборудования и тела человека варианты неблагоприятного развития событий практически бесконечны, даже при малой операции. Анестезиологи, однако, убедились, что, если проблемы обнаружены, их можно решить.

3500 смертей в год

Эллисон (Джип) Пирс

В 1940-х годах происходила одна смерть из-за анестезии на каждые 2500 операций, между 1960-ми и 1980-ми годами смертность стабилизировалась на уровне одного-двух случаев на 10 000 операций.

Однако Эллисон (Джип) Пирс всегда считал даже этот уровень чрезмерно высоким.

В 1960-х годах, когда молодой анестезиолог начал практиковать в Северной Каролине и в Университете Пенсильвании, он вел подробные досье обо всех смертельных случаях при анестезии, известных ему по чужому или собственному опыту.

Один из таких случаев особенно потряс Пирса. Его друзья привезли в больницу 18-летнюю дочь, чтобы под общим наркозом удалить зуб мудрости. Анестезиолог поставил ей дыхательную трубку в пищевод, а не в трахею — довольно частая ошибка — и не заметил этого, что уже редкость. Без доступа кислорода девушка умерла в считанные минуты.

Пирс знал, что один случай смерти на 10 000 операций, с учетом того, что анестезия в США, по оценкам, делается 35 млн раз в год, означает 3500 подобных смертей, которых можно было бы избежать. В 1982 году Пирс был избран вице-президентом Американского общества анестезиологов и получил возможность повлиять на этот показатель.

В том же году в информационном тележурнале АВС «20 / 20» вышло расследование, вызвавшее серьезные сдвиги в сфере анестезиологии.

Сюжет начинался с обращения: «Если вы собираетесь подвергнуться анестезии, значит, вы готовитесь к долгому путешествию, в которое не следует пускаться, если есть хоть какой-то способ этого избежать.

В большинстве случаев общий наркоз безопасен, но существует риск из-за человеческой ошибки, небрежности и фатальной нехватки анестезиологов. В этом году 6000 пациентов погибнут или получат повреждение мозга». В программе было описано несколько ужасных происшествий в разных частях страны.

В промежуток времени между небольшим кризисом, вызванным этой программой, и резким ростом страховых выплат за недобросовестное лечение, который тогда произошел, Пирс сумел мобилизовать общество анестезиологов на решение проблемы ошибок. Он обратился за идеями не к врачу, а к инженеру Джеффри Куперу, ведущему автору революционной статьи 1978 года «Предотвратимые проблемы при анестезии: исследование человеческого фактора».

Разбирать каждый случай, как в авиации

Скромный и дотошный человек, Купер в 1972 г. в возрасте 26 лет был принят на работу в биоинженерный отдел Массачусетской больницы общего профиля и занялся разработкой приборов для исследований в области анестезиологии.

Его, однако, интересовало происходящее в операционных, и он часами наблюдал за работой анестезиологов. Прежде всего, среди прочего он отметил крайне неудачную конструкцию наркозных аппаратов.

Например, поворот тумблера по часовой стрелке в почти половине приборов уменьшал концентрацию мощных анестетиков, а в других — увеличивал.

Джеффри Купер

Купер решил воспользоваться методом так называемого анализа критических случаев, применявшимся с 1950-х годов для изучения нештатных ситуаций в авиации, чтобы оценить роль оборудования в ошибках анестезиологов.

Метод заключается в проведении подробных опросов с целью получить максимум деталей об опасных инцидентах, их развитии и сопутствующих факторах. На основе этой информации ищутся паттерны, общие для разных случаев.

Определяющим фактором здесь является откровенность, честное описание событий.

Федеральное управление гражданской авиации имеет формализованную систему анализа и отчета об опасных авиационных инцидентах, колоссальный успех которой в повышении безопасности полетов опирается на два краеугольных камня: пилоты, сообщающие об инциденте в течение десяти дней, автоматически освобождаются от наказания, а отчеты поступают в незаинтересованную стороннюю организацию, НАСА, у которой нет мотивов использовать полученную информацию против пилотов.

Преимуществом Джеффри Купера было то, что он являлся инженером, а не врачом, поскольку анестезиологи видели в нем скромного исследователя, а не угрозу. Результатом его работы стал первый углубленный научный анализ ошибок в медицине.

В чем ошибались анестезиологи

Детальное рассмотрение 359 ошибок позволило взглянуть на анестезиологию совершенно по-новому. Вопреки господствующему убеждению, что самым опасным этапом является начальный («аналгезия»), выяснилось, что накладки чаще происходят в середине действия наркоза, когда бдительность врачей ослабевает.

Самый распространенный тип инцидентов оказался связан с нарушениями поддержания дыхания пациента, а это обычно является результатом оставшегося незамеченным разрыва соединения или неправильного присоединения дыхательной трубки, ошибки в использовании трубки или наркозного аппарата. Что не менее важно, Купер составил список сопутствующих факторов, включивший недостаточный опыт, слабое знакомство с оборудованием, неслаженное взаимодействие между членами хирургической бригады, торопливость, невнимательность и усталость.

Исследование вызвало широкое обсуждение среди анестезиологов, но целенаправленные усилия по решению проблем не предпринимались, пока инициативу не взял на себя Джип Пирс.

Сначала через общество анестезиологов, а затем с помощью основанного им фонда Пирс направил финансирование на поиск способов устранения проблем, выявленных Купером, стал спонсором международной конференции, целью которой был сбор идей со всего мира, и привлек к обсуждению вопросов безопасности самих конструкторов наркозных аппаратов.

Эти меры сработали. Часы работы анестезиологов-ординаторов были сокращены. Производители начали перестраивать свои приборы с учетом возможности человеческой ошибки.

Стандартизованные ручки настройки стали вращаться в одном направлении, были установлены блокираторы, исключающие случайное введение более чем одного наркотического газа, изменены блоки управления, чтобы предотвратить снижение подачи кислорода до нуля.

В отношении ошибок, которые невозможно было устранить напрямую, анестезиологи начали искать надежные средства их более раннего обнаружения. Например, из-за очень близкого расположения трахеи и пищевода нельзя исключить такую ошибку, как введение дыхательной трубки не в тот просвет.

Анестезиологи традиционно проверяли правильность установки трубки, прослушивая с помощью стетоскопа дыхание в обоих легких, но Купер обнаружил удивительно много ошибок, связанных с незамеченной интубацией пищевода, подобных той, что погубила дочь друзей Пирса.

Здесь требовались более эффективные решения.

Оказалось, что устройства, выявляющие эту ошибку, существовали уже много лет, но, отчасти из-за высокой стоимости, использовались немногими анестезиологами. Прибор одного типа позволял обнаружить, что трубка находится в трахее, регистрируя углекислый газ, выделяемый из легких.

Другой тип, пульсовый оксиметр, измерял содержание кислорода в крови, позволяя выявлять на ранней стадии проблемы с дыхательной системой пациента.

Под давлением Пирса и других энтузиастов общество анестезиологов установило в качестве стандарта использование обоих типов приборов при каждой операции под общим наркозом.

Сегодня случаи смерти пациентов во время операции под общим наркозом из-за неверного подключения дыхательного аппарата или интубации в пищевод вместо трахеи практически не известны. За десятилетие общий уровень смертности упал всего до одного случая на более чем 200 000 операций — меньше одной двадцатой от прежнего уровня.

На этом реформаторы не остановились.

Манекен на операционном столе

Дэвид Габа, профессор анестезиологии в Стэнфорде, сосредоточился на повышении качества работы человека. В авиации, отметил он, опыт пилота считается бесценным, но недостаточным: пилоты уже практически не сталкиваются с серьезными отказами самолетов, поэтому должны проходить ежегодную подготовку на тренажерах с имитацией кризисных ситуаций. Так почему бы врачам не делать того же?

Дэвид Габа

Габа, врач с инженерным образованием, возглавил разработку системы имитации анестезии Eagle Patient Simulator. Это управляемый компьютером манекен в натуральную величину, удивительно реалистично воспроизводящий строение и функции человеческого организма.

У него есть кровообращение, сердечный ритм и легкие, которые вдыхают кислород и выдыхают углекислый газ. Если вводить ему лекарства или выполнять ингаляционную анестезию, манекен определяет ее тип и объем и его пульс, кровяное давление и оксигенация соответствующим образом меняются.

У «пациента» можно вызвать отек дыхательных путей, кровотечение и нарушения сердечного ритма.

Манекен лежит на операционном столе в помещении, оборудованном как настоящая операционная.

Здесь ординаторы и опытные штатные врачи учатся эффективно работать при любых опасных, подчас экстремальных сценариях, будь то сбой в работе наркозного аппарата, отключение электропитания, остановка сердца у пациента во время операции или перекрытие дыхательных путей во время кесарева сечения с показанием к экстренной трахеостомии.

Анестезиология стала первой в анализе «системных» ошибок и попытках их исправления, но и в других областях медицины наблюдаются признаки перемен. Например, Американская медицинская ассоциация в 1997 г.

основала Национальный фонд безопасности пациентов и пригласила Купера и Пирса в совет директоров.

Организация финансирует исследования, организует конференции и способствует выработке новых стандартов для систем заказа лекарств в больницах, которые могли бы значительно снизить ошибки в назначении и выдаче препаратов — самом распространенном типе медицинских ошибок.

Отметка маркером и вопросы без ответов

Даже в хирургии происходят обнадеживающие изменения. Например, операция не на том колене, стопе или другой части тела была хотя и редкой, но регулярной ошибкой. Типичная реакция состояла в увольнении хирурга. Недавно, однако, больницы и врачи стали признавать, что это предсказуемо в силу двусторонней симметрии тела человека.

В 1998 г. Американская академия ортопедической хирургии внедрила простую меру предупреждения: стандартной практикой для хирургов стало обозначение маркером части тела, которая будет оперироваться, до того, как пациент поступит на операцию.

Деятельность «Группы по изучению сердечно-сосудистых заболеваний Северной Новой Англии» с центром в Бартмуте — еще одна история успеха.

Эта группа не занималась углубленным изучением ошибок, подобно Джеффри Куперу, но показала, как много можно сделать с помощью обычного статистического мониторинга.

В этот консорциум входит шесть больниц, отслеживающих случаи смерти и другие негативные результаты (такие как инфицирование раны, неконтролируемое кровотечение и инсульт) при операциях на сердце и выявляющих факторы риска.

В результате исследований был, например, обнаружен относительно высокий уровень смертности пациентов, у которых развилась анемия после шунтирования, причем чаще всего это осложнение наблюдалось у некрупных людей.

Раствор, используемый для заправки аппарата искусственного кровообращения и дыхания, провоцировал анемию, поскольку разжижал кровь, и чем миниатюрнее пациент (и, соответственно, меньше объем крови в его теле), тем более выражен эффект.

Участники консорциума нашли несколько перспективных решений.

Однако эта кардиологическая группа из Северной Новой Англии, даже при ее узкой направленности и специализированных методиках, остается исключением; надежной информации о неблагоприятном развитии событий по-прежнему очень мало.

Имеются разрозненные данные о латентных ошибках и системных факторах, которые могут приводить к ошибкам хирургов: отсутствие стандартных протоколов, неопытность хирурга, недостаточная квалификация у врачей больницы, плохо разработанные технологии и методы, нехватка персонала, неумение работать в команде, время суток, влияние системы управляемого медицинского обеспечения и корпоративной медицины и так далее. Но какие факторы риска являются основными? Мы до сих пор этого не знаем.

Хирургия, как и бóльшая часть медицины, ждет своего Джеффа Купера.

Источник: https://www.pravmir.ru/paczienty-gibli-pod-narkozom-no-inzhener-predotvratil-vrachebnye-oshibki-s-pomoshhyu-metodov-aviaczii/

Ответы анестезиолога на Ваши вопросы – Часть 5 – Страница 11

Ответы анестезиолога на вопросы

    • Наркоз и анестезия
    • Специалистам
  • Почему происходят скачки кровяного давления?
  • Чем грозит высокое и низкое артериальное давление после операции?
  • Как понизить давление?
  • Образ жизни
  • Прием препаратов
  • Повышенное давление после наркоза: в чем причина и как лечить?
  • Чем опасно повышение АД во время операции?
  • Помощь гипертоникам после наркоза
  • Высокое давление – обязательно требуется лечение – Чем опасно
  • Осложненный реабилитационный период: причины и опасность низкого давления после операции
  • Чем опасны оперативные вмешательства при низком давлении?
  • Низкое давление после операции: некоторые нюансы
  • Гипотония и вредные привычки пациента
  • Как сказывается наркоз на АД?
  • Осложнения после введения наркоза
  • Питание
  • Народные средства
  • Массаж
  • Точечный массаж
  • Общие сведения
  • Противопоказания
  • Гипертоническая болезнь
  • Рекомендации и упражнения в послеоперационный период
  • Компрессионное белье
  • Что вызывает высокое кровяное давление после операции?
  • Все операции могут иметь определенные риски, даже если они являются обычными процедурами. Одним из таких рисков является изменение артериального давления.
  • Артериальное давление измеряется путем записи двух чисел. Верхнее число — систолическое давление. Он описывает давление, когда ваше сердце бьется и прокачивает кровь. Нижнее число — диастолическое давление. Этот номер описывает давление, когда ваше сердце отдыхает между ударами. Например, вы увидите цифры, представленные как 120/80 мм рт.ст. (миллиметры ртути).
  • Сердечные операции и другие операции с участием крупных кровеносных сосудов часто связаны с риском развития кровяного давления во время операции. Также часто для многих людей, проходящих эти процедуры, уже есть высокое кровяное давление. Если ваше кровяное давление плохо контролируется перед входом в хирургию, есть хороший шанс, что вы испытаете осложнения во время или после операции.
  • Если ваше тело использовалось для лечения, снижающего кровяное давление, возможно, что вы можете внезапно покинуть их. При определенных лекарствах это означает, что у вас может быть внезапный всплеск артериального давления.
  • Болезненность или боль может привести к тому, что ваше кровяное давление будет выше, чем обычно. Обычно это временное. Ваше кровяное давление будет снижаться после того, как боль будет обработана.
  • Анестезия может повлиять на ваше кровяное давление. Эксперты отмечают, что верхние дыхательные пути некоторых людей чувствительны к размещению дыхательной трубки. Это может активировать сердечный ритм и временно увеличить кровяное давление.
  • Одним из возможных побочных эффектов операции и под наркозом является то, что части вашего тела могут не получать столько кислорода, сколько необходимо. Это приводит к тому, что в вашей крови меньше кислорода, что называется гипоксией. В результате ваше кровяное давление может увеличиться.
  • Некоторые лекарства, отпускаемые по рецепту или без рецепта (OTC), могут увеличить ваше кровяное давление. Одним из известных побочных эффектов нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) может быть небольшое повышение артериального давления у людей, у которых уже есть высокое кровяное давление. Если у вас уже есть высокое кровяное давление перед операцией, поговорите со своим врачом о вариантах лечения боли. Они могут рекомендовать разные лекарства или у вас есть альтернативные лекарства, поэтому вы не принимаете их в течение длительного времени.
  • Если у вас нет истории высокого кровяного давления, любой всплеск кровяного давления после операции, скорее всего, будет временным. Обычно он длится от 1 до 48 часов. Врачи и медсестры будут контролировать вас и использовать лекарства, чтобы вернуть их на нормальный уровень.

Почему происходят скачки кровяного давления?

Шок — это причина низкого давления или высокого во время или после операции на сердце. Он имеет несколько разновидностей:

Укажите своё давлениеДвигайте ползунки120 на80

  • Геморрагический — его вызывает резкая потеря крови. Среди его симптомов — падение артериального давления и бледность кожи.
  • Обструктивный — это состояние, при котором кислород не поступает к органам, потому что нарушено кровообращение какими-нибудь физическими препятствиями.
  • Кардиогенный — это нарушение работы сердца, связанное с неправильным сокращением мышц.
  • Септический — его вызывает заражение крови, из-за чего она становится непригодной. Сопровождается пониженным давлением без кровотечения.

Проблемы с давлением могут быть вызваны аллергией или обезвоживанием. В первые сутки после хирургического вмешательства существует возможность обильных кровопотерь. Именно поэтому медперсонал тщательно наблюдает за послеоперационными больными. Постоянно проверяют частоту пульса, измеряют кровяное давление и следят за состоянием больного.

Гипотензия говорит о кровотечение во время или после операции, то гипертония способна привести к гипертоническому кризу и требует неотложной помощи.

Чем грозит высокое и низкое артериальное давление после операции?

Ненормированное давление может привести к развитию инсульта, ухудшению зрения, слуха и памяти.

После операции повышенное давление должно нормализоваться в процессе выздоровления. Но приводит оно к дополнительной работе сердца и сосудов, что способно привести к инсульту или инфаркту. Органы недополучат кислород, вследствие чего будут плохо справляться со своей работой, а организм работать на износ.

Если у пациента низкое давление, возникает почечная недостаточность, больной теряет сознание (что бывает травмоопасно) или впадает в кому.

Оно опасно и тем, что вызывает нарушения работы головного мозга, потому что нужное количество кислорода не поступает с кровью к мозгу. Это влияет на слух, зрение и память человека.

Гипотония является признаком серьезных нарушений в организме и тяжелых заболеваний. Если почувствовали тошноту, головокружение и нарушилась координация движений, то немедленно обращайтесь к врачу.

Как понизить давление?

Если после хирургического вмешательства появилась гипотония, то следует сразу же обратиться к врачу. Он посоветует изменить свое питание и образ жизни. Для того, чтобы правильно придерживаться диеты соблюдайте несколько простых правил:

  • Обязательно сократить или исключить вовсе соль из своего рациона. Ежедневная норма не должна превышать два грамма соли. Заменить ее можно приправами (паприка, майоран или петрушка).
  • На перекус брать фрукты или овощи.
  • Больше употреблять сложных углеводов.
  • Стараться есть небольшими порциями по 6—8 раз в день.
  • Уменьшить употребление жиров. Заменить которые можно молочными продуктами и нежирным мясом птицы.
  • Ограничить потребление сахара.

Образ жизни

После операции важно полноценно отдыхать и отказаться от вредных привычек.

Вести здоровый образ жизни нужно начать с отказа от вредных привычек (курения и алкоголя). Курение приводит к сужению сосудов и гипертонии.

Если после хирургического вмешательства пациент принимает восстанавливающиеся препараты, то должен знать, что алкоголь взаимодействует со многими лекарствами и в основном противопоказан.

Также старайтесь не нервничать или можно делать различные расслабляющие упражнения. Занимайтесь спортом, но только после разрешения врача.

Прием препаратов

Доктор может назначить прием препаратов для нормализации давления. Если ранее больной принимал уже какие-нибудь препараты от недуга, то обязательно должен сообщить об этом врачу, так как медикаменты имеют свойства взаимодействовать между собой. Многие лекарства помогают поддерживать сосуды в тонусе. Список возможных лекарств:

Повышенное давление после наркоза: в чем причина и как лечить?

У здорового человека после наркоза наблюдается снижение артериального давления и кратковременная брадикардия. Это обусловлено особенностью влияния препаратов для анестезии на организм.

Повышенное давление после наркоза может наблюдаться у гипертоников из-за снижения эластичности сосудов.

В большинстве случаев это кратковременное явление, но при значительном повышении артериального давления необходимо принять соответствующие меры.

Чем опасно повышение АД во время операции?

В редких случаях при гипертонии давление остается высоким даже несмотря на действие наркоза. Это явление опасно и требует контроля состояния пациента во время проведения операции.

Существует ряд рисков при введении сильнодействующей анестезии гипертоникам. К ним относят:

  • кровоизлияния в мозг в ходе проведения операции;
  • нарушение сердечного ритма в ответ на действие наркоза;
  • сердечную недостаточность;
  • гипертонический криз после прекращения действия наркоза.

Предупредить опасные осложнения помогает адекватная терапия гипертонии перед оперативным вмешательством. Обычно оперирующий врач, зная о высоком давлении у пациента, дает ряд рекомендаций за некоторое время перед операцией. Это позволяет свести к минимуму негативные последствия анестезии.

Высокое давление во время оперативного вмешательства может спровоцировать кровотечение

Помощь гипертоникам после наркоза

Разобравшись, что давление действительно может повыситься после наркоза, следует предварительно проконсультироваться с анестезиологом и оперирующим врачом о методах снижения давления после прекращения действия обезболивания.

Источник: https://promuzhikov.club/davlenie/otvety-anesteziologa-na-vashi-voprosy-chast-5-stranitsa-11.html

Анестезия: вопросы и ответы – Евромед

Ответы анестезиолога на вопросы

Этот термин означает различные обезболивающие лекарственные средства, которые получает пациент перед операцией или другими процедурами. Иногда, в случае погружения пациента в бессознательное состояние, анестезия также избавляет пациента от воспоминаний об операции.

Какие виды анестезии существуют?

  • Местная. Маленький участок тела «немеет» и перестает чувствовать боль. Существуют специальные мази, гели, спреи, подкожные инъекции (уколы). Во время местной анестезии пациент бодрствует. Этот вид анестезии используется во время небольших вмешательств, таких как биопсия молочной железы (когда нужно взять образец клеток с помощью введения иглы).
  • Регионарная. Этот вид анестезии обезболивает какую-либо часть тела пациента, например, ногу, руку, нижнюю половину тела. Один из видов регионарной анестезии — спинальная: с помощью инъекции в поясницу врач «выключает» чувствительность ног или живота для операции на них. Другой вид — эпидуральная анестезия, её часто используют для обезболивания родов и также во время операций и после них. При регионарной анестезии пациент также не спит, но врач может дополнительно назначить ему седативные (успокаивающие) средства, от которых человек расслабляется и может задремать. Седативы вводятся в вену при помощи укола или катетера.
  • Общая (наркоз). Этот вид анестезии выключает сознание пациента. Вы ничего не видите, не слышите, не чувствуете боли, ваши мышцы полностью расслабляются, а после операции полностью отсутствуют воспоминания о ней. Некоторые виды общего наркоза вводятся внутривенно, иногда это газ, который вам дают вдохнуть. Иногда уснувшему пациенту вводят в горло дыхательную трубку.

Общую анестезию всегда проводит врач-анестезиолог. Перед операцией он беседует с пациентом и задает ему вопросы:

  • Есть ли у вас проблемы со здоровьем?
  • Что с зубами — есть ли искусственные, не шатаются ли свои?
  • Какие лекарства вы принимаете (включая биодобавки, травы)?
  • Курите, пьете, принимаете ли наркотики?
  • Есть ли аллергия на пищу или медикаменты?
  • Были ли у вас или ваших родственников осложнения во время анестезии?

Тип анестезии, который вы получите, будет зависеть и от ваших ответов на эти вопросы, и от вида операции, которую вам нужно сделать. Иногда конкретный тип наркоза выбирает ваш хирург. Иногда вам предложат выбрать между несколькими типами анестезии.

Ваш анестезиолог расскажет вам, какой наркоз вам предстоит, и ответит на все ваши вопросы. Во время операции он будет следить за тем, как ваш организм реагирует на вмешательство, за вашим дыханием, давлением и сердцебиением, чтобы убедиться, что вам не больно. Если вы находитесь под общим наркозом, анестезиолог проследит за тем, чтобы вы не проснулись во время операции.

Бывает ли так, что пациент просыпается во время операции?

Это бывает крайне редко (реже, чем в одном из 15000 случаев). Анестезиолог может добавить наркоз, если увидит, что это необходимо.

Каковы побочные эффекты анестезии?

После спинальной или эпидуральной анестезии:

  • онемение в течение нескольких часов;
  • трудности с мочеиспусканием (врач может поставить вам катетер, но через несколько часов вы сможете помочиться сами);
  • в редких случаях может возникнуть головная боль (её называют «спинальной»), которая длится несколько дней, убирается при помощи обезболивающих таблеток и проходит сама.

После общей анестезии:

  • после пробуждения вы можете чувствовать себя немного «не в себе» — как будто не совсем трезвым или слегка дезориентированным;
  • может возникнуть тошнота и рвота; врач даст вам лекарство, которое поможет облегчить эти симптомы;
  • першение в горле — если вам вводили дыхательную трубку. Обычно оно быстро проходит.

После некоторых состояний и операций пациенты могут испытывать проблемы с дыханием. Обычно в этих случаях их на некоторое время оставляют на аппарате искусственной вентиляции легких и вводят седативные препараты. Перед операцией анестезиолог предупредит вас о возможных проблемах с дыханием в вашем случае.

Что еще мне следует знать об анестезии?

Перед операцией не стесняйтесь задавать анестезиологу все волнующие вас вопросы о рисках и преимуществах анестезии, и о том, какой наркоз вам дадут. После операции анестезиолог зайдет к вам, чтобы наблюдать за вашим пробуждением. Безопасность пациентов во время операции с годами значительно возросла, и ваш анестезиолог в первую очередь позаботится о ней.

Источник: https://Euromed.ru/patients/articles/anesteziya-voprosy-i-otvety/

6 вопросов анестезиологу-реаниматологу о работе, вере и пациентах

Ответы анестезиолога на вопросы

«Люди перед операцией почему-то больше всего боятся врача-анестезиолога, а не хирурга. Наверное, это связано с тем, что вокруг моей специальности слишком много мифов и пациенты просто не знают, что это за врач такой — анестезиолог-реаниматолог», — так начал свой рассказ Игорь Владимирович Молчанов, доктор медицинских наук, врач анестезиолог-реаниматолог.

На днях «Ридус» побывал в лектории «Тактики и практики» на встрече с врачом Игорем Владимировичем Молчановым, руководителем Научно-исследовательского института общей реаниматологии им. В. А. Неговского ФНКЦ РР, который рассказал всю правду о профессии анестезиолога-реаниматолога.

Кто такой анестезиолог-реаниматолог

Игорь Владимирович, как главный анестезиолог-реаниматолог Минздрава России, не понаслышке знает, что медицинская специальность «анестезиология и реаниматология» выделилась отдельно сравнительно недавно, в конце 50-х — начале 60-х годов.

Молчанов начинал свою медицинскую деятельность, когда в России только появлялась профессиональная подготовка таких специалистов. Со временем многое изменилось, и сейчас анестезиология-реаниматология является одной из ведущих медицинских специальностей.

Двойное название специальности «анестезиолог-реаниматолог» связано с тем, что врач может одновременно проводить наркоз и реанимировать пациента.

Многие ошибочно думают, что главная задача врача-анестезиолога — ввести пациента в состояние наркоза, но это не совсем так.

Анестезиолог-реаниматолог сопровождает пациента до, во время и после операции, помогая ему менее болезненно перенести операцию и прийти в себя.

В лучшем случае пациент уже какое-то время наблюдается в больнице, он полностью обследован и врач точно уверен, какую анестезию ему делать. Но нередко случаются и экстренные ситуации, когда человек поступает в больницу и о нем ничего неизвестно. В такой ситуации врачу анестезиологу-реаниматологу нужно в срочном порядке принимать ответственное решение: выбирать необходимый анестетик, рассчитывать его дозировку, — рассказал Игорь Владимирович Молчанов.

Что делать, если твой родственник в коме

Во время беседы с врачом возник очень интересный, но сложный вопрос про общение доктора и родственниками пациента, так как анестезиологи-реаниматологи часто имеют дело с пациентами, которые не могут представлять себя сами. Например, человек находится в коме.

Имеют ли право близкие родственники быть рядом с пациентом, который находится без сознания?

Это очень сложный вопрос, на самом деле. С одной стороны, у нас есть закон о соблюдении врачебной тайны, согласно которому мы не имеем права озвучивать болезнь, диагноз и лечение пациента. Откуда мы знаем, почему у человека, например, инсульт случился? А вдруг он с женой на кухне поругался и сейчас ему только хуже от ее присутствия будет, — размышлял анестезиолог-реаниматолог.

С другой стороны, присутствие близких очень помогает пациентам быстрее восстанавливаться: разговоры, музыка, забота. Были случаи, когда человек вышел из комы через 5—7—15 лет и помнил, что происходило вокруг.

Все индивидуально, и однозначно высказаться по теме невозможно, считает доктор.

Верят ли анестезиологи-реаниматологи в Бога

После вопроса о коме зал оживился, и многие задавали философские вопросы. Например:

— Вы часто работаете с экстренными случаями, когда от смерти пациента отделяют доли секунд. И бывает так, что надежды нет, но происходит какое-то чудо. В работе анестезиолога-реаниматолога есть место для чуда?

Конечно, работа врача — это четкие действия, знания, логика, умение быстро реагировать в экстренных ситуациях, но бывает так, что даже высокий профессионализм врача бессилен и остается только надеяться.

На философский вопрос девушки Игорь Владимирович тоже ответил по-философски:

«Любая удача — это заслуга Бога, любой промах — это только моя недоработка».

Насколько анестезия безопасна

Одним из самых главных мифов об анестезии является миф об опасности наркоза. Но Молчанов уверяет, что современная медицина и опытный анестезиолог-реаниматолог позволят операции пройти не только безболезненно, но и безопасно.

Одна из наших недоработок — мы мало уделяем внимания популяризации современных способов анестезии, ее плюсов и минусов. Современные технологии позволяют проводить самые разнообразные виды обезболивания абсолютно безопасно, — рассказал врач.

Если анестезия выбрана и проведена правильно, хирург сможет провести многочасовую и сложную операцию, во время которой все функции человеческого организма будут под контролем специалиста. Но, конечно, нельзя полностью исключать все риски.

Особенно это касается экстренных случаев, когда анестезиолог-реаниматолог не имеет на руках лечебной карты пациента, а решение о выборе анестезии приходится принимать очень быстро.

Анестезия в первую очередь создана для безопасности пациента, отметил врач.

Первая медицинская помощь — что нужно знать?

Помимо философских вопросов о страхах и трудностях в работе анестезиолога-реаниматолога, слушатели спрашивали конкретных советов, например как оказывать медицинскую помощь и где взять достоверную информацию о первой помощи.

Этим вопросом наверняка задавался каждый из нас, так как школьные уроки ОБЖ давно забыты, а пройти курсы оказания первой помощи вроде бы надо, но вечно некогда.

Нам еще повезло, что сейчас информацию об оказании первой помощи можно найти везде — в интернете или на специальных курсах, но так было не всегда.

Когда-то благодаря стараниям основоположника российской реаниматологии Владимира Александровича Неговского у нас в стране были организованы бригады врачей, которые обучали людей на различных предприятиях навыкам оказания экстренной помощи. Но с началом перестройки это замечательное начинание угасло, что сильно отбросило нас назад в борьбе со смертью. Сейчас все понемногу восстанавливается, но не так быстро, как хотелось бы, так как знать техники оказания первой помощи нужно не только обычным людям, но и многим врачам, — поделился Молчанов.

Каждый осознанный человек должен решить для себя, что правила оказания первой помощи нужно знать. Сегодня поможешь ты, завтра помогут тебе.

Каким должен быть анестезиолог-реаниматолог

В первую очередь студент, который выбирает для поступления медицинский вуз, должен понимать, что врач — это не про гонорары, отгулы и работу с 9 до 18. Те, кто несерьезно настроен или настроен не на то, что надо, никогда не станут врачами с большой буквы, считает Игорь Владимирович.

У врача анестезиолога-реаниматолога должны быть ангельское терпение и железные нервы, чтобы уметь принимать ответственные решения в экстренных ситуациях.

И, конечно, любовь к своей профессии и людям, без этого никак, — заключил Игорь Владимирович Молчанов, доктор медицинских наук, профессор, руководитель НИИ ОР им. В. А. Неговского ФНКЦ РР, главный анестезиолог-реаниматолог Минздрава России, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии РМАНПО МЗ РФ, главный редактор журнала «Анестезиология и реаниматология».

Источник: https://www.ridus.ru/news/292292

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.